Любовь к театру — к ярким зрелищам, накалу страстей, эмоциональным потрясениям и неожиданным развязкам досталась нашему обществу в наследство от античности. Упоминания о первых древнегреческих пьесах — драмах и трагедиях — встречаются в рукописях, датированных VIII–VI веками до нашей эры. Разумеется, законы тогдашней драматургии разительно отличались от тех принципов, которыми руководствуются современные режиссеры. Не меньшие изменения претерпело техническое оснащение сцены, законы создания декораций, кодекс поведения благородного и захваченного представлением зрителя. Поскольку во времена Софокла, Эсхила и Эврипида кипел нешуточный ажиотаж вокруг каждой новой постановки, то специалисты по античным источникам не раз сталкивались с едкими замечаниями тогдашних критиков и завсегдатаев, как на страницах личной, чудом сохранившейся переписке, так и во вполне солидных научных трудах тогдашних философов, многие из которых посчитали долгом чести развивать не только мировую науку, но и драматургию.

В наши дни огромные изменения претерпел не только сам жанр драматургии, но и способы, с помощью которых зрители могут получить возможность попасть на долгожданный спектакль или концерт.

Думается, что о такой возможности оставалось только мечтать театралам шестидесятых, семидесятых, восьмидесятых годов, которые отстаивали огромные очереди и штурмовали кассы днями и даже ночами. «Два билета на Таганку» — это был знак роскоши, благоустроенности, эстетства и престижа. Дикий дефицит — вот чем являлись тридцать лет назад хорошие сценические постановки, эксперименты режиссеров, звездный состав, выступающий в воплощении той или иной, особенно нашумевшей пьесы. Побывать в Москве и не посетить театр было нонсенсом практически для любого туриста, появившегося в нашей стране как из-под прочного «железного занавеса», так и прибывшего в столицу нашей родины в составе делегации на очередной профессиональный съезд, слет или пленум. Культурная программа в обязательном порядке включала в себя посещение одного из блистательных столичных приютов муз. Чаще всего командировочные попадали на оперу или балет, которые должны были стать своеобразным венцом их культурно-развлекательной программы.

Туристы нашего времени посещают Москву с абсолютно разными целями и их представления об идеальном культурном досуге может сильно разниться с тем, что бытовало у их предшественников. Однако нынешняя Москва изменилась не только св архитектурном, экономическом или социальном плане. Ее культурная жизнь претерпела значительные изменения. Одно из них можно назвать однозначно позитивным: изменившаяся двадцать с лишним лет назад политическая линия, которой придерживалось правительство России, сделало возможным обмен культурным опытом среди представителей творческой интеллигенции. Часть наших современников построило свою творческую карьеру на зарубежных танцевальных и драматических сценах. Зато режиссеры и актеры из других стран получили прекрасную возможность реализовать свой потенциал на московских подмостках. Нынешний состав очень многих театральных трупп поистине интернационален, а идеи, зародившиеся в творческих мастерских зарубежных режиссеров получают поддержку у их отечественных коллег не с опозданием и уступками вездесущей цензуры, а практически сразу после того, как подобные идеи декларируются очередной премьерой. Если раньше московские театральные премьеры шли на всесоюзном уровне, то теперь они с полным правом могут именоваться мировыми.