Куда пойти?
Сегодня
Завтра
Выходные

Билет на спектакль Бесстрашный барин ( Черная комната )

Очень страшная сказка на ночь
Автор-А.Н.Афанасьев
Премьера-7 февраля 2010 года.

Продолжительность-1 час без антракта

Режиссер-Горвиц Марфа
Художник-Панфилова Евгения
Хореограф-Глушков Олег
Хоровая импровизация-Галицкий Виталий
Звукорежиссер-Бирюкова Елена

Детские сказки могут быть не только добрыми и веселыми, но порой очень даже страшными. А иногда получаются сказки и очень веселые, и очень страшные одновременно. Именно такую сказку представляют зрителям актеры московского Молодежного театра РАМТ. Называется она «Бесстрашный барин», и билеты на нее в кассах не залеживаются.

Эта во всех смыслах замечательная народная сказка была мастерски пересказана выдающимся отечественным исследователем славянской культуры, собирателем русского фольклора Александром Афанасьевым. Ее постановку в РАМТе выполнила режиссер Марфа Горвиц. О высоком уровне детского спектакля «Бесстрашный барин» говорит тот факт, что он стал лауреатом премии Всероссийского фестиваля театрального искусства для детей "Арлекин". Отдельной похвалы заслуживают великолепные костюмы и сценография, созданные художником Евгенией Панфиловой.

Начинается эта наивная и мудрая, смешная и страшная сказка вполне традиционно. Жил-был, мол, в некоем царстве, в некоем государстве некий барин. И был этот барин такой смелый, что не боялся он абсолютно ничего… Примерно так начинались традиционные народные страшилки, которые рассказывались на Руси малолетним детям в крестьянских избах долгими зимними вечерами.

Молодые актеры РАМТа исполняют свои роли просто великолепно. Их артистичность, талант и озорная энергия буквально бьют через край, и сказочная история в их исполнении смотрится исключительно реалистично. Над пластикой актеров старательно и плодотворно поработал хореограф Олег Глушков. В результате совместных усилий всего творческого коллектива получилась истинно народная сказка, в которой живут цари и разбойники, колдуны и черти, и, разумеется, главный герой – бесстрашный барин. Хотя страху по ходу своих приключений натерпится он предостаточно!

Билеты на «Бесстрашного барина» подарят вашему ребенку и вам прекрасный вечер, проведенный в неповторимой атмосфере прекрасной народной русской сказки.



Заказать билеты – «Молодежный театр (Рамт)»

Оставить заявку

Представьтесь:
Ваш телефон:
Заявка:
 
Видео
Напишите свой отзыв
Имя:

Ваш отзыв:

Ваша оценка:
Отлично
Хорошо
Нормально
Плохо
Ужасно
— Бес страшный барин. Русская тоска. Скучно жить. Хоть помирай. Скучно ждать, как за одной минутой проходит другая, скучно слушать, как медленно льётся народная песня, скучно смотреть, как монотонно все сидящие в один ряд на лавке вышивают белую, длинную (как песня!) жатую ткань. И Бесстрашный барин (Михаил Шкловский) эту тоску терпеть не может. Чего только не придумает – лишь бы повеселее стало. А веселее для него – когда пострашнее… Актёры в спектакле Марфы Горвиц «Бесстрашный барин» одеты в крестьянские одежды, и сидят они вряд на лавке, и вышивают, и песню затягивают, и всё степенно, спокойно. Но этот тихий, деревенский ритм мучит барина. Не по нутру ему такая жизнь. Ему бы приключений. И слуги-крестьяне, хоть и надоел он им со своими выдумками, подыгрывают ему в его забавах. Новые затеи барин сочиняет быстро: ещё не наскучила предыдущая игра, как уже началась новая. То трещотку на голову наденет, то на крышу залезет, то в путь соберётся. И радость от всего такая, какая только в детстве бывает – беззаботная. Когда вспоминаешь о спектакле, кажется, что и режиссёр, и актёры – перед тем, как начать репетировать спектакль, отыскивали в себе-взрослых себя-детей. Не смотрели со стороны, с высоты лет на непонятных существ – а сами вспоминали детство, играли в него. И тогда – жить не скучно, и помирать не надо. А надо придумывать всё новые и новые мелочи. Каждый раз оживлять спектакль новыми маленькими находками, не разрушая режиссёрскую конструкцию. Умение со стороны Марфы Горвиц – в тщательно выстроенном спектакле оставить место для актёрских импровизаций. Чтобы игралось радостнее. Ведь эта радость вдруг переходит и в зрительный зал: к папам, мамам, бабушкам, которые тоже когда-то были маленькими и вот так играли. А дети – те просто включаются в игру: говорят смешному мертвецу «Спокойной ночи», подпевают мотив «Бесстрашный барин». Путешествие Бесстрашного барина и его отнюдь не бесстрашного слуги Фомки (Алексей Мишаков) начинается с глухой деревеньки, где к ним присоединяется мёртвый колдун (Денис Баландин), продолжается в дремучем лесу, где с сучка снимает Бесстрашний барин повешенного (Алексей Бобров). Покойники в полночь, как водится, просыпаются, и начинают своё сражение: колдун барина хочет убить, повешенный барина защищает. А барин, как всегда, случайно и вовремя уходит от удара, и глаза у него горят от радости, как только вдруг увидит, что жизни его что-то угрожает. Бесстрашный барин как будто дразнит свой страх. Смешные пантомимические сцены ночи завершаются криками петухов, когда покойники застывают – словно каменеют – и рушатся на землю. Ну и в довершение путешествия – в город. В городе темп не такой, как в деревне. Тут тебе и крендельки, и леденцы, и цирюльня. А сама сказка не может не кончиться победой героя над злодеями-чертями. Но когда барина уже вознесли на лавры, стали холить и лелеять, и вновь вдруг услышался прежний размеренный ритм, барин с лавки соскочил. «Не сгорели черти!» И придумывает он ещё одну историю. Но другим надоело подыгрывать. Да и барин себя по-другому стал вести: из прекрасного мальчугана, которого сама судьба, сам случай от бед берег, он вдруг превратился в того, кто способен предать и унизить. И друзей- мертвецов, и Фомку. В конце концов, черти топят его в болоте: накрывают бесконечной белой тканью, из которой он не может выпутаться. Эта жатая ткань, которую вышивали герои в начале спектакля, появляется во многих сценах – то это цирюльня, то мантия короля, то дворец. Но когда барин запутывается в ней как в болоте, все остальные быстро садятся на лавку. Спиной к зрителю. Он выбирается из болота, как будто запутавшийся в одеяле ребёнок после страшного сна. Так это всё сон барину снился! Страшный сон. С тех пор Бесстрашный барин спокойную жизнь больше полюбил. И даже, честно сказать, бесстрашным быть перестал. Белая жатая простыня вдруг стала атрибутом старинного обряда инициации. Повзрослел барин.
*****

Надежда ,  31 мая 2010

— Спектакль «цепляет» самой идеей, которую режиссер сумел «выцедить» из пустяковой сказки: во всем нужна мера (кстати, очень христианский посыл), все чрезмерное – от лукавого, собственно, от бесов страшных. В начале барином руководило мужество, в нем был кураж, он последовательно и успешно побеждал все нечистые силы, сильному духом человеку они сдавались. И очень символично, что когда он завоевал дворец, мертвецы оказались ему больше не нужны: то есть, человек изгоняет из своей жизни бесов, не призывает их в союзники, не оставляет друзьями, понимает, что без них – лучше, что нужно вести честную и чистую жизнь, к тому же что барин своим мужеством ее и вправду заслужил. Но вот тут бы барину и остановиться: он ведь всем доказала, какой крутой, дворец теперь его, все дела... И здесь происходит перелом: мужество в барине перерастает в гордыню, опьянение от победы заставляет его поставить себя выше всех – и все рушится. Переборщил барин, слишком много о себе возомнил. Особый момент: барина побеждают именно черти, бесы. Если переводить метафору из сказочной плоскости в реальную, то бесы всегда одолевают именно того человека, который позволяет своей гордыне разцвести пышным цветом. Вернее так: гордый человек не способен сопротивляться бесам, они его все одно победят. Гордыня, зазнайство – Бог призывает от этого отказаться, а бесы – наоборот, только поощряют и подогревают. Ведь так приятно и легко считать себя сильным, успешным. Считать себя королем! И человек думает: «Да нет, я сильный, добрый и хороший, я в себе всех чертей побебил, они мне больше ни по чем», и вот стоит только так подумать, как бесы внутри моментально начинают атаковать с удвоенной силой: «Смотрите, какой гордый – ну точно наш клиент! Теперь мы его легко победим!» Пока барин ставил себя ниже своих врагов и честно боролся с ними, ему как будто Кто-то сверху помогал, как только посчитал себя выше своих врагов – они тут же перехватили инициативу в свои руки. Образ расписки – очень сильный. Для барина это своего рода доказательство собственной силы. Мы тоже так в жизни очень часто бравируем собственными успехами, достижениями. Хотим всем это непременно доказать. Хотим продемонстрировать, какие мы сильные и чего уже достигли. Это и результат гордыни и ее признак одновременно. Но по этому признаку бесы стопроцентно определяют: «Клиент готов, можно его обрабатывать». Сам по себе барин – это и пример, и антипример. Думаю, ребенок это должен понять – но по-своему. Если не мозгами, то сердцем принять то, что в жизни не все делится на черное и белое. Что человек может оказаться в чем-то хорошим, а в чем-то – плохим. В одном – правым, в другом – заблуждающимся. Что человек может начать жизнь хорошо, а кончить – трагически. И если ребенок хотя бы задаст вопрос сам себе или родителю «почему это так?», то спектакль послужит своей цели, с моей точки зрения. Ответов и объяснений может быть масса, важно хотя бы об этом задуматься. Словом, спектакль детям полезен. Такие спектакли очень нужны. Образ этого страшного (по-настоящему страшного!) замка со шпилями – до сих стоит в сознании. С моей точки зрения, первоклассное режиссерское решение. И как только Марфа додумалась до этой белой простыни?! По-моему, это супер! Константин
*****

Константин,  26 апреля 2010

— Парковаться на Театральной площади простите не сахар, лучше уж на метро. …Когда отгремели последние аплодисменты, спускаюсь под землю снова, глупо улыбаясь - и ловлю себя на том, что мне очень жалко моих подземных соседей, не словивших кайф от этого маленького спектакля… Давно не испытывала такого подробного, вдумчивого театрального счастья. Давно не ловила так каждую ненавязчиво брошенную умную шутку. Вот почему я сияю, а мои сограждане по метро так серьезны! Собиратель сказок Афанасьев записывал русские народные сказки, как говорят сейчас, аутентичные, и как у всех народов – ну очень страшные. Мертвяки, убийства, нечисть всяческая и жестокость в них – пустяки, дело житейское. И все они, похоже, «народные» такие, наши дети читали их в адаптированном виде, а вот мой приятель Кристоф из Базеля вспоминает, что самые страшные вечера его детства – когда его мамочка читала ему в подлиннике Братьев Гримм. Ребенок долго не мог заснуть... Но есть и хорошая новость: ваши детки, если попадут на спектакль, не выйдут оттуда заиками, хотя Марфа Горвиц-Назарова вовсе не смягчила сказ про Бесстрашного Барина. Действующие лица – те же: сам Барин, жадный до андреналина, его несчастный мученик Фомка, Мертвый Колдун и Повешенный, ну и конечно, нечисть во всех ее видах. Марфа обыграла сказочку со всех сторон, выжала из нее такую бездну тонкого, милого, мудрого детского и недетского юмора, раскрыла характеры и мертвых, и живых, и вовсе уж потусторонних персонажей. Сказочка для невозможного барчоночка в спектакле, как положено, «добрым молодцам урок». Неутоленный неутомимый Барин, взрывающий окружающую его сонную действительность, плохо заканчивает свою карьеру, становясь ненасытным - что приносит как известно многие скорби. Преданный пугливый Фомка, великолепный красавец Колдун, полезный добряк Повешенный, Дяденька, который и Разговорчивый Конь и Строгий Начальник и Танцующий Мишка на ярмарке, и Нехрабрый Царь и кто только не, и три прекрасные девы, то Сказочницы, то милая Деревенская Родня, то Черти (ой, черти, Марфа, по моему разумению – ну очень аутентичные! Пшик!), то Дремучий Лес, то Шумный Город – разворачивают подробную, вовлекающую (даже засасывающую!) картину сказочного путешествия. Сцены перетекают друг в друга с таким драйвом, так смешно и естественно, что зритель в тонусе каждую минутку. Дочь моя: «Мамочка! Как они двигаются! Какая пластика!» Такая же пластика у каждого перехода, и у немногочисленных предметов на сцене: три скамейки, пара корзин, несколько палочек и веточек, корона, и - главная гофрированная тряпочка, которая играет то дворец, то цирюльню, то теплый деревенский сон, то нечистое болото. Они тоже включаются в работу актеров и играют на пределе своих возможностей. Темный маленький зал со ставнями обречен быть переполненным, но такое интимное действо, как сказочка на ночь, выносить в большие пространства нельзя. Как сказал мой друг Михалыч, сказка, говорит такая страшная, что я просто падал со стула от смеха. Дети, которых стараются посадить в первом ряду, подтвердят. …Пересев из метро в свою машину, нахожу в этом тоже огромное преимущество: никто теперь не помешает мне всю оставшуюся часть дороги радостно подхихикивать…
*****

Анна Леонтьева,  20 апреля 2010